www.rmj.ru - Независимое издание для практикующих врачей
Главная    |    Подписка    |    Контакты    |    Форум    |    Карта номеров    |    Карта сайта    |    Условия использования
Независимое издание для практикующих врачей Независимое издание для практикующих врачей
Текущий номер
Номера 2014 года
Архив журналов по годам
Анонс новых номеров
Каталог статей
Подписка
Условия публикации
Контакты
О журнале
Выставки
Полезная информация
Опросы
Форум
Баннерная система
Мнения врачей
Вакансии
Видеоконференции
Завтрашний номер уже сегодня!




Фармакоэкономические аспекты лечения деменции в РФ

1354
Чикина Е.С., Медников О.И., Белоусов Ю.Б.

Эпидемиология деменции
До настоящего времени деменция является заболеванием, которое в нашей стране курируют врачи двух специальностей: психиатры и неврологи. По классификации МКБ–10 деменция относится к категории психиатрических диагнозов. Самой частой причиной деменции (до 80%) является болезнь Альцгеймера (БА). При этом у психиатров наблюдаются в основном лица с умеренной и тяжелой деменцией, с нарушениями поведения, часто недееспособные, а у неврологов – пациенты с умеренной деменцией, с мягкими когнитивными нарушениями (которые потом нередко могут перейти в деменцию), с деменцией сосудистого генеза, с деменцией вследствие других неврологических заболеваний. Соответственно, в статистический отчет деменция может попадать и как заболевание психиатрическое (деменция), и как неврологическое заболевание (атеросклероз сосудов головного мозга), что затрудняет точный учет данных больных и не отражает действительное количество больных с деменцией на территории РФ.
Масштабных эпидемиологических исследований деменции в нашей стране не проводилось, имеются лишь локальные эпидемиологические данные, однако глубина и тщательность их проведения позволяет интерпретировать их результаты на всю популяцию больных с деменцией. Одним из таких исследований стало проведенное в 1992–1995 гг. в Научном Центре психического здоровья РАМН клинико–эпидемиологическое изучение населения пожилого возраста, проживающего на ограниченной территории одного из районов Москвы, для получения картины распространенности в позднем возрасте различных форм психической патологии вообще и БА, в частности [3]. Основные результаты этого исследования представлены в таблице 1.
Чтобы подсчитать число лиц с БА в РФ, мы использовали метод моделирования. Для этого данные Всероссийской переписи 2002 г. [4] о соотношении возраста и пола на численность населения экстраполировали на демографические показатели 2004 г. [5] и наложили на результаты эпидемиологического исследования деменции (табл. 1). Были получены следующие цифры (табл. 2).
Все население в возрасте 60–69 лет составляет 13367000 человек.
На долю лиц с деменцией среди них приходится 1%, то есть 133670 человек.
Из них 106936 человек с мягкой деменцией, 26734 человек – с умеренной и тяжелой деменцией.
Все население в возрасте 70–79 лет составляет 9659256 человек.
На долю лиц с деменцией среди них приходится 9,9%, то есть 956267 человек.
Из них 637511 человек с мягкой деменцией, 318756 человек – с умеренной и тяжелой деменцией.
Все население в возрасте 80 лет и старше составляет 2739192 человека.
На долю лиц с деменцией среди них приходится 27,8%, то есть 761495 человек.
Из них 383487 человек с мягкой деменцией, 378 008 человек – с умеренной и тяжелой деменцией.
Как видно, в целом на территории РФ в 2004 г. проживало 1851432 человека с деменцией, из них 1127934 человек с мягкой деменцией, 723498 человек с умеренной и тяжелой деменцией. Из всех больных с деменцией было 646449 мужчин и 1204983 женщин. Скорее всего, столь значительная разница (в 1,9 раза) в распределении по половому признаку обусловлена тем, что свыше 90% лиц с деменцией находилось в возрастной группе старше 70 лет (как известно, средняя продолжительность жизни мужчин в РФ составляет менее 60 лет).
Социальные аспекты деменции
Проанализировав данные по инвалидизации населения, мы установили, что общая численность инвалидов и число лиц, находящихся в стационарных учреждениях социального типа, непрерывно росли: с 10,3 млн. человек в 1999 г. до 11 млн. человек в 2003 г. [2,5]. При анализе степени ограничения самообслуживания лиц, находящихся в учреждениях социального типа, было выявлено, что на постоянном постельном режиме находилось 35% взрослых из числа проживающих в стационарных учреждениях социального обслуживания престарелых и инвалидов [5]. Экстраполировав это соотношение на всех проживающих в социальных учреждениях, получим, что в 2003 г. 74,55 тыс. человек находилось на постоянном постельном режиме и нуждалось в постоянном постороннем уходе сиделок, нянечек и санитарок.
При этом на 1,85 млн. человек с деменцией, которые проживают на территории РФ, согласно нашим расчетам (из которых, по меньшей мере, 723498 человек имеют умеренную и тяжелую деменцию и нуждаются в постороннем уходе) приходится всего 226 тыс. мест в стационарных учреждениях социального обслуживания престарелых и инвалидов–взрослых. Вместе с тем реально на долю больных с деменцией приходится не более 10% этих мест, т.е. всего около 20 тыс. мест (остальные отводятся для больных с шизофренией, маниакально–депрессивным психозом, детским церебральным параличом (по достижении ими 18 лет), алкоголизмом и другими наркоманиями, органической патологией ЦНС, с наследственными заболеваниями (синдром Дауна) и т.д.). Таким образом, в настоящее время лишь один из 36 больных с умеренной и тяжелой деменцией может быть помещен в стационарное учреждение социального обслуживания престарелых и инвалидов, поэтому основное бремя по уходу за такими больными в РФ ложится на плечи родственников.
Стоимость лекарственной
терапии деменции в России
Для лечения деменции в РФ применяются следующие препараты: галантамин, такрин (ипидакрин), мемантина гидрохлорид, ривастигмин (Экселон). В ряде других стран также применяется донепезил, он зарегистрирован в РФ, но пока его нет в продаже.
По результатам систематического обзора, проведенного американскими исследователями в 1997 г. [9], при анализе 10 рандомизированных клинических исследований такрина было выявлено, что его применение способствует клинически незначимому улучшению когнитивных функций при слабо или умеренно выраженной БА. В то же время выраженные побочные эффекты такрина перевешивают любую пользу от его применения. Такрин не обладает селективностью действия в отношении мозга и одинаково эффективно тормозит активность холинэстераз в мозге и в клетках крови [14], что обусловливает большое количество побочных эффектов. Кроме того, применение такрина сопровождается нарушением функции печени и значительным повышением уровня печеночных трансаминаз. Из–за этих побочных эффектов такрин перестал широко применяться в зарубежной клинической практике.
Учитывая, что другие ингибиторы холинэстеразы и мемантина гидрохлорида являются более эффективными и более безопасными препаратами для лечения деменции, дальнейшие фармакоэкономические расчеты мы будем проводить только для них.
Рассчитаем стоимость этапа подбора дозы и стоимость лечения постоянной дозой для галантамина, ривастигмина и мемантина гидрохлорида. В таблице 3 представлена средняя розничная стоимость этих препаратов по данным из прайс–листа крупнейшего фармдистрибьютора «Протек» на 05.05.2005 [16]. В этих и дальнейших расчетах использовался курс 1$ = 28,3 руб.
Согласно рекомендациям, этап подбора дозы для галантамина от минимальной (8 мг) в сутки до максимальной терапевтической (24 мг) продлится 12 недель (увеличение дозы один раз в 4 недели) и будет стоить 493,6$. Для этого потребуется 4 упаковки по 4 мг, затем 1 упаковка по 8 мг, потом 1 упаковка по 8 мг и 4 упаковки по 4 мг. Если предположить, что пациент далее продолжает прием галантамина в подобранной дозе 24 мг в сутки, то:
– 1–й год терапии будет стоить 108,48 + 138,32 + 246,8 + 2468 = 2961,6$;
– 2–й год терапии будет стоить 3208,4$, а два года лечения будут стоить 6170$.
Далее рассчитаем стоимость лечения ривастигмином. Этап подбора дозы от минимальной 3 мг в сутки до максимальной терапевтической 12 мг в сутки занимает 16 недель (увеличение дозы один раз в 4 недели) и стоит 542,9$. Для этого потребуется 2 упаковки по 1,5 мг, затем 2 упаковки по 3 мг, далее 2 упаковки по 4,5 мг и 2 упаковки по 6 мг. Если предположить, что пациент продолжает прием ривастигмина в подобранной дозе 12 мг в сутки, то для второго года терапии (52 недели) потребуется 26 упаковок по 6 мг.
То есть 1–й год терапии будет стоить 136,8 + 136,8 + 138,08 + 131,24 + 1 181,16 = 1724,08$,
2–й год терапии будет стоить 1706,12$, а два года лечения – 3430,2$.
Затем рассчитаем стоимость терапии мемантина гидрохлоридом. Этап подбора дозы займет 6 недель, потребует 3 упаковки по 30 таблеток и будет стоить 188,97$. Если предположить, что пациент продолжает прием мемантина гидрохлорида в подобранной дозе 30 мг в сутки, то:
– 1–й год терапии будет стоить 188,97 + 1 891,23 = 2080,2$;
– 2–й год терапии будет стоить 2126,15$, а два года лечения – 4206,4$.
При сравнении стоимости курса лечения видно, что из ингибиторов холинэстеразы ривастигмин почти в 2 раза дешевле галантамина. Если сравнить стоимость всех препаратов, то самым дешевым будет лечение ривастигмином, далее идет мемантина гидрохлорид, а самым дорогим будет лечение галантамином. Учитывая, что ингибиторы холинэстеразы (галантамин и ривастигмин) могут сочетаться при необходимости с антагонистами NMDA–рецепторов (мемантина гидрохлорид), то сочетание ривастигмин + мемантина гидрохлорид будет дешевле сочетания галантамин + мемантина гидрохлорид.
Далее рассмотрим подробнее некоторые из зарубежных фармакоэкономических исследований, относящихся к ривастигмину, самому дешевому из этой группы препаратов.
Результаты зарубежных фармакоэкономических
анализов для ривастигмина
В исследовании Hauber A.B. и соавт. [10], изучали насколько и у каких групп пациентов в США будут уменьшены затраты на уход (без учета стоимости лекарственной терапии) при применении ривастигмина у пациентов с различной тяжестью деменции в течение 6 месяцев, 1 года и 2–х лет.
Исходная гипотеза предполагала, что за счет замедления прогрессирования БА ривастигмин может уменьшать финансовую нагрузку на общество благодаря отсрочке затрат, связанных с переходом болезни в более тяжелые формы. В качестве параметров эффективности лечения авторами были взяты данные из двух исследований III фазы препарата ривастигмин длительностью 26 недель [6,8,13].
Затем авторы посчитали общую стоимость затрат на уход пациентов с БА, учитывая тяжесть деменции (по шкале MMSE). Основываясь на том, что вероятность помещения пациентов с более тяжелой степенью деменции в дом престарелых или другие специализированные учреждения выше, авторы рассчитали взвешенную стоимость ухода за пациентами с БА в домашних условиях и в специализированных учреждениях.
Также было учтено увеличение затрат, связанное с прогрессированием деменции и переходом ее в более тяжелую стадию. Наибольшие прямые затраты на уход за больными с поздними стадиями БА обусловлены помещением больных в специализированные учреждения. Поэтому основной компонент экономии затрат, связанных с замедлением ухудшения когнитивных функций, заключался в снижении затрат на уход в специализированных учреждениях. Для больных с исходно мягкой БА основная экономия затрат была обусловлена значительным замедлением перехода болезни в умеренную и тяжелую формы.
Другими авторами было выявлено, что стоимость ухода за больным с БА связана исключительно с уровнем деменции (по шкале MMSE), если пациент помещен в специализированные учреждения и живет вместе с другими пациентами. Если же пациент находится дома, то стоимость ухода просто повышается при увеличении степени деменции [7].
В данном исследовании [10] с помощью моделирования были рассчитаны общие затраты в зависимости от стадии БА и количества баллов по шкале MMSE. Они составили для мягкой деменции от 836$ (30 баллов по MMSE) до 4861$ (21 балл по шкале MMSE); для умеренной деменции – от 5929$ (20 баллов по MMSE) до 26129$ (11 баллов по MMSE); для тяжелой деменции – от 26496$ (10 баллов по MMSE) до 33177$ (1 балл по MMSE). Средние значения общих затрат на уход за пациентами с БА представлены в таблице 4.
Как видно, наибольшее увеличение затрат (в 7,6 раза) возникает при переходе от легкой стадии (мягкой деменции) к умеренной стадии; переход к тяжелой стадии сопровождается увеличением затрат в 2,2 раза.
Эффективность лечения оценивалась как число дней с менее тяжелой стадией БА, которые пациент «приобретал дополнительно» на фоне различной длительности терапии ривастигмином. На основании этих данных проводился расчет общей экономии затрат, независимо от стоимости медикаментозной терапии, за разные периоды лечения больных, исходно имевших разную тяжесть заболевания (табл. 5).
Согласно полученным данным экономия затрат за первые 6 месяцев лечения больных, исходно имевших слабую или умеренно выраженную БА, составила всего, соответственно, $132 и $137. Аналогично, экономия затрат за год лечения у больных, исходно имевших БА средней тяжести, выше, чем у больных, исходно имевших легкую БА. Это связано с тем, что больные с исходно более тяжелой БА (с меньшим количеством баллов по шкале MMSE) имеют более высокий риск помещения в специализированные учреждения, а значит, и более высокие затраты на уход. Поэтому любая отсрочка ухудшения когнитивных функций у таких больных даст более высокий эффект, чем такая же отсрочка у больных с исходно меньшей тяжестью заболевания.
Вместе с тем основная часть возможной экономии затрат реализуется после 2 лет лечения. Средняя экономия затрат для всех больных к этому сроку достигает 3578$, причем у больных с исходно легкой БА эта экономия в 2,1 раза выше, чем у больных с исходной умеренной БА. Это изменение соотношения может быть связано в основном с тем, что через 2 года лечения ожидаемая отсрочка прогрессирования БА у больных с исходно легкой БА значительно больше, чем у больных с исходной умеренной БА. Поэтому даже несмотря на то, что кумулятивные затраты, связанные с переходом БА из легкой в умеренную форму, значительно меньше, чем при переходе БА из умеренной в тяжелую форму, большая отсрочка перехода из легкой в умеренную форму приводит к более высокой общей экономии затрат у больных с исходно легкой БА.
Эти же авторы провели еще один анализ на территории Канады [11]. В этом исследовании также учитывалось влияние лечения на качество жизни и самочувствие пациентов и ухаживающего персонала. Оценка состояния осуществлялась у пациентов с различной тяжестью деменции через 6 месяцев лечения, через 1 год и через 2 года лечения. Модель прогрессирования БА была взята из более ранних исследований [8]. Эффективность лечения оценивалась по MMSE в соответствии с четырьмя стадиями: легкая деменция (от 26 до 21 балла по MMSE), переход от легкой к умеренной (от 15 до 20 баллов по MMSE), умеренная (от 10 до 14 баллов по MMSE), тяжелая (от 0 до 9 баллов по MMSE).
Затраты на уход за пациентом с БА были взяты из исследования Hux M.J. et al. [12]. В этом исследовании были посчитаны затраты на уход за пациентами с разной степенью тяжести БА с точки зрения социальных перспектив. Общие годовые затраты, связанные с уходом за пациентами с БА вне медицинских учреждений, включали затраты на лечение, общие службы, домашний уход, лекарственную терапию, затраты на сиделок и неоплачиваемое время сиделок из числа родственников, наблюдение медперсонала. Общие годовые затраты, связанные с уходом за пациентом в специализированных учреждениях, включали также лекарственную терапию, уход больничных сиделок, наблюдение медперсонала в стационаре и затраты на содержание специализированных учреждений (табл. 6). Средняя стоимость лечения ривастигмином пациента с БА в Канаде составляла 4,4$ в день.
Эффективность лечения здесь также оценивали как число дней с менее тяжелой стадией БА, которые пациент «приобретал дополнительно» на фоне различной длительности терапии ривастигмином (табл. 7).
Проведение расчетов «стоимость болезни» для БА в условиях РФ (на основании моделирования)
При нарастании степени деменции, когда пациент не будет способен себя обслуживать или будет нуждаться в постоянном постороннем контроле, может потребоваться госпитализация в специализированное медицинское учреждение на короткий или длительный промежуток времени (в зависимости от состояния пациента; возможно, и насовсем).
В настоящее время стоимость одного койко–дня по тарифам ОМС составляет 135 рублей. Известно, что тарифы ОМС отражают около 30% реальных затрат (без учета ежегодной инфляции), поэтому более приближенная к действительности реальная стоимость одного койко–дня по тарифам ОМС будет составлять 450 рублей без учета лекарственной терапии. Тем не менее эта цифра все равно будет ниже, чем затраты государства на содержание стационаров (с учетом стоимости лечения и обследования, заработной платы персонала, износа оборудования, оплаты жилищно–коммунальных услуг, арендной платы за землю и многое другое), что косвенно отражают тарифы ДМС в медицинских учреждениях г. Москвы. Согласно расценкам [15], стоимость пребывания пациента в 2–местной палате колеблется от 500 рублей в сутки (Центральный клинический военный госпиталь ФСБ России) до 3800 рублей в сутки (Центральная клиническая больница МЦ УДП РФ). Однако мы в наши расчетах будем использовать минимальную стоимость койко–дня, равную 500 рублей.
Таким образом, на одного пациента с БА, который провел в больнице 1 год, государством будет потрачено:
365 дней х 500 рублей = 182,5 тыс. рублей в год, не считая затрат на лекарственнную терапию.
Как мы уже отмечали ранее, для пациентов с деменцией имеется всего около 20 тыс. мест в стационарных учреждениях социального обслуживания престарелых и инвалидов–взрослых, тогда как реальная потребность в них гораздо выше.
Если предположить, что необходимость госпитализации пациентов с умеренной деменцией составляет 50% [12], а с тяжелой деменцией – 86%, то, умножив это на число больных с умеренной и тяжелой деменцией в РФ (723498 человек из таблицы 2), получим, что 491979 пациентов с деменцией в 2004 г. нуждалось в помещении в стационарное учреждение социального обслуживания или интернат для престарелых. В реальности же там находилось только 4% от этих больных, то есть в 24,6 раз меньше, чем нужно. Куда же делись остальные 96% больных? Очевидно, что они или были помещены в обычные отделения городских больниц (в основном, терапевтические, неврологические, психиатрические), или же оставались дома под присмотром родственников и ухаживающего персонала. Таким образом, общество все равно понесло затраты на этого больного в виде непрофильной госпитализации и госпитализации «по социальным показаниям», в виде снижения ВВП за счет родственников пациентов с БА, у которых значительно уменьшалась производительность труда, которые были вынуждены брать больничный лист по уходу, перейти на неполный рабочий день, уйти с работы вообще или выйти раньше на пенсию, в виде увеличения социальных выплат и выплат по инвалидности (при быстром прогрессировании деменции). Например, в 2002 г. на каждых 100 работающих было зафиксировано 10,6 случаев получения больничного листа по уходу (в 2003 г. – 10,3 случая), общей продолжительностью 91,3 дня (в 2003 г. – 86,7 дней), что сопоставимо с продолжительностью больничных листов в стране в связи с ОРВИ и ОРЗ [1]. Кроме того, затраты, и весьма немалые, понесли сами родственники пациентов с БА, которые были вынуждены оплачивать госпитализацию и нанимать сиделок для постоянного присмотра за недееспособным родственником. В целом по стране эти затраты огромны. И наши расчеты продемонстрировали это.
Предположим, что 1/3 пациентов с БА были помещены в больницы общего профиля (163986 человек), а 2/3 оставались дома под присмотром родственников (327973 человека). Тем, кто оставался дома, не более 10% родственников смогли нанять постоянную сиделку (около 32,8 тыс. человек), а за остальными 90% больных (около 295,2 тыс. человек) ухаживали сами родственники.
Услуги сиделки, ухаживающей на дому за пациентом с БА, оцениваются минимум в 3$ в час, то есть, 33$ в день (за 11 часов работы), 726$ в месяц (за 22 рабочих дней) и 8712$ в год. При переводе в рубли получаем, что услуги сиделки стоят минимум 933,9 рублей в день, 20546 рублей в месяц и 246 552 рубля в год.
Услуги платной сиделки в стационаре оцениваются минимум в 1000 рублей в день (12 часов) или 1500 рублей в сутки (24 часа). Если предположить, что половина родственников будет нанимать сиделку для индивидуального поста в стационаре (как общего профиля, так и в специализированном) на день, то в месяц получим 30000 рублей, а в год – 360000 рублей.
Тогда получим, что затраты государства на госпитализацию пациентов с деменцией в специализированные стационарные учреждения социального обслуживания или интернат для престарелых, без учета индивидуального поста сиделки, составили, как минимум:
20 тыс. человек х 182,5 тыс. рублей = 3650 млн. руб. (или 3,7 млрд. руб.), а оплата поста сиделки: 10 тыс. человек х 360 тыс руб. = 3600 млн. руб. (или 3,6 млрд. руб.)
Затраты государства на госпитализацию пациентов с деменцией в отделения общего профиля (без учета индивидуального поста сиделки) составили:
163986 человек х 182,5 тыс. рублей = 29927,445 млн. рублей (или 29,9 млрд. рублей), а оплата поста сиделки: 82 тыс. человек х 360 тыс. руб. = 29520 млн. руб. (или 29,5 млрд. руб.)
Затраты родственников на оплату индивидуальных сиделок на дому составили:
32,8 тыс человек х 246552 руб. = 8086,9 млн. рублей (или 8,1 млрд. рублей).
Просуммировав все затраты, получим 74,8 млрд. руб., которые государство и родственники больных (то есть общество в целом) тратят на содержание и уход за недееспособными пациентами с деменцией.
Непрямые затраты государства на оставшихся дома пациентов с БА под присмотром сиделок из числа родственников посчитать невозможно, потому что нет точных данных, сколько родственников больных с деменцией берут частые больничные листы, сколько из них пропускают работу или работают со сниженной производительностью труда, как часто оформляют больничные листы. Однако на долю таких «домашних» пациентов приходится свыше 50% пациентов с умеренной и тяжелой деменцией, поэтому очевидно, что эти затраты сопоставимы с прямыми затратами и также измеряются в десятках миллиардов рублей.
Пример расчета коэффициентов «затраты–выгода»
при назначении ривастигмина пациентам
с различными стадиями БА
Рассмотрим, как терапия ривастигмином повлияет на затраты для пациентов с БА в условиях РФ согласно проведенным ранее исследованиям (табл. 6,7).
Пример №1. Пациент с легкой стадией БА получает лечение ривастигмином в течение 1 года и 2 лет. По сравнению с таким же пациентом, не получавшим специфического лечения, прогрессирование деменции у него замедляется, и он сохраняет свои когнитивные функции на «уровне легкой деменции» дополнительно 33 дня после 1 года терапии и 188 дней после 2 лет терапии. Учитывая, что вероятность госпитализации больных на следующей стадии составляет 16,7%, мы получим «сэкономленные» 5,5 дней или 31,4 дня госпитализации, соответственно.
5,5 дня х 500 руб. = 2750 руб. – сэкономлены после 1 года терапии,
31,4 дня х 500 руб. = 15700 руб. – сэкономлены после 2–х лет терапии (табл. 8).
Посчитав сэкономленные на сиделку в стационаре затраты (1000 руб. в день), получим 5 500 руб. и 31 400 руб., соответственно (табл. 8).
Пример №2. Пациент со стадией перехода от легкой к умеренной деменции получает лечение ривастигмином в течение 1 года и 2 лет. По сравнению с таким же пациентом, не получавшим специфического лечения, прогрессирование деменции у него замедляется, и он сохраняет свои когнитивные функции на «уровне перехода от легкой к умеренной деменции» дополнительно 43 дня после 1 года терапии и 106 дней после 2 лет терапии. Вероятность госпитализации на стадии умеренной деменции уже составляет 49,6%, поэтому получим:
21,3 дня х 500 руб. = 10650 руб. – сэкономлены после 1 года терапии,
52,8 дня х 500 руб. = 26400 руб. – сэкономлены после 2 лет терапии.
Посчитав сэкономленные затраты на сиделку в стационаре, получим 21300 руб. и 52800 руб., соответственно (табл. 8).
Пример №3. Пациент с умеренной стадией БА также получает лечение ривастигмином в течение 1 года и 2–х лет. По сравнению с таким же пациентом, не получавшим специфического лечения, прогрессирование деменции у него замедляется, и он сохраняет свои когнитивные функции на «уровне умеренной деменции» дополнительно 43 дня после 1 года терапии и 44 дня после 2–х лет терапии. Вероятность госпитализации на стадии тяжелой деменции составляет 86,1%, поэтому получим:
37 дней х 500 руб. = 18500 руб. – сэкономлены после 1 года терапии,
37,9 дней х 500 руб. = 18950 руб. – сэкономлены после 2 лет терапии.
Посчитав сэкономленные затраты на сиделку в стационаре, получим 37000 руб. и 37900 руб. соответственно (табл. 8).
Таким образом, через 1 год терапии на лекарственную терапию (прямые медицинские затраты) пациента будет потрачено 1742,08$ (48792 тыс. руб.), что приведет к экономии стоимости госпитализации и ухода (прямые медицинские и немедицинские затраты) в размере 31900 руб. (в среднем). Получим, что реальные затраты составили всего 16892 руб. в год. Просчитав стоимость 2 лет терапии, получим прямые затраты в виде 97075 руб., а экономию затрат в виде 61050 руб. Реальные затраты при этом составят 36025 руб. за два года. Следует, однако, заметить, что мы не учитывали улучшившееся качество жизни пациентов и их родственников, сохраненное рабочее время, уменьшение влияния стресса и другие факторы, которые существенно снижают непрямые (косвенные) и нематериальные затраты при лечении больных с деменцией.
Заключение
Медицинские затраты на содержание пациентов с деменцией (без учета стоимости лекарственной терапии) составляют в РФ 74,8 млрд. рублей в год (по данным моделирования), причем большая часть этих расходов ложится на плечи родственников больных. Учитывая стоимость лекарственной терапии пациентов с деменцией, лечение ривастигмином (Экселоном) обходится в 1,5–2 раза дешевле, чем другими препаратами.
Ривастигмин (Экселон) может уменьшать финансовую нагрузку на общество благодаря отсрочке затрат, связанных с переходом деменции в более тяжелые стадии. В течение одного года лечение ривастигмином обойдется пациенту с деменцией в 48792 рубля, что приведет к экономии стоимости госпитализации и ухода в размере 31900 рублей, таким образом, реальные затраты за год составят 16892 рубля на пациента. А лечение ривастигмином (Экселоном) в течение двух лет будет стоить 97075 рублей, что приведет к экономии стоимости госпитализации и ухода в размере 61050 рублей, таким образом, реальные затраты за два года составят 36025 рублей на пациента.

Литература
1. Заболеваемость населения России в 2003 году: статистические материалы: в II ч. – Ч. II. – М.: ГЭОТАР–МЕД, 2004. – 176 с.
2. Здравоохранение в России: Стат.сб./ Госкомстат России. М., 2001. – 356 с
3. Калын Я.Б., Брацун А.Л. Деменции альцгеймеровского типа: эпидемиология и факторы риска // Психиатрия и психофармакотерапия 2001; том 3, № 2
4. Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад / Под ред А.Г.Вишневского. – М.: КДУ, 2004. – 224 с.
5. Российский статистический ежегодник, 2004.
6. Corey–Bloom J., Anand R., Veach J., et al. A randomized trial evaluating the efficacy and safety of ENA 713 (rivastigmine tartrate), a new acetylcholinesterase inhibitor, in patient with mild to moderately severe Alzheimer’s Disease // Int J Geriatr Psychopharmacol 1998; 1:55–65
7. Ernst R.L., Hay J.W., Fenn C., et al. Cognitive function and the costs of Alzheimer’s Disease: an exploratory study // Arch Neurol 1997; 54: 687–693
8. Fenn P., Gray A. Estimating the long term cost savings from the treatment of Alzheimer’s Disease: a modelling approach. Pharmacoeconomics 1999; 16 (2): 165–174
9. Glennie J., for the Canadian Coordinating Office for Health Technology Assessment (CCOHTA). Review: Tacrine has limited efficacy for Alzheimer disease». ACP J Club 1997;128:46. Перевод представлен на http://www.mediasphera.aha.ru/mjmp/98/5/r5–98–5.htm
10. Hauber A.B., Gnanasakthy A., Snyder E.H. et al. Potential savings in the cost of caring for Alzheimer’s Disease // Pharmacoeconomics 2000; 17 (4): 351–360
11. Hauber A.B., Gnanasakthy A., Mauskopf J.A. Savings in the costs of caring for patients with Alzheimer’s Disease in Canada: an analysis of treatment with rivastigmine // Clinic Therapeut 2000; 22 (4): 440–451
12. Hux M.J., O’Brien B.J., Iskedjian M., et al. Relation between severity of Alzheimer’s Disease and costs of caring // Can Med Assoc J. 1998; 159: 457–465
13. Rosler M., Anand R., Cicin–Sain A., et al. Safety and efficacy of rivastigmine in patients with Alzheimer’s Disease: results of an international, 26–weeks, multicenter, randomised, placebo–controlled trial // BMJ 1999; 318: 633–638
14. Thomsen T., Kaden B., Fischer J.P., et al. Inhibition of acetylcholinesterase activity in human brain tissue and erythrocytes by galantamine, phisostigmine and tacrine. Eur. J. Clin Chem. Clin. Biochem 1991; 29: 487–492
15. www.interhospital.com/hospital/hospital%20_01.shtml
16. www.protek.ru
Ключевые слова статьи: Фармакоэкономические, аспекты, лечения, деменции, РФ


       
Copyright “РМЖ (Русский Медицинский Журнал)” 2006-2014.
Зарегистрировано в Министерстве по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РФ ПИ № ФС77-41718.
Мнение редакции журнала и администрации сайта не всегда совпадает с мнениями авторов.
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации RMJ.ru
Другие ресурсы издательского дома "РМЖ":  Журнал для провизоров и фармацевтов "Да Сигна"
Актуальная тема | Акушерство | Аллергология | Анальгетики | Анестезиология | Антибиотики | Болевой синдром | Болезни дыхательных путей | Болезни органов пищеварения | Витамины | Гастроэнтерология | Гематология | Гериатрия | Гинекология | Дерматология | Иммунология | Инфекция | История медицины | Кардиология | Клиническая фармакология | Клинические исследования | Косметология | Косметология и пластическая хирургия | Наркология | Неврология | Неотложная терапия | Нефрология | Онкология | Оториноларингология | Офтальмология | Педиатрия | Психиатрия | Пульмонология | Ревматология | Стоматология | Терапия | Токсикология | Травматология | Урология | Фтизиатрия | Фундаментальная медицина | Хирургия | Эндокринология | Юбилейные поздравления | Медицинский форум | Синдром раздраженного кишечника | Дисбактериоз кишечника | Аллергия у детей | Гепатопротекторы | Кишечные инфекции | Хронический панкреатит | Остеохондроз поясничного отдела | Сахарный диабет | Запоры при беременности | Туберкулез | Инсульт | Фортранс | Эглонил | Кипферон | Псориаз, лечение | ОРВИ у детей | остеоартроз коленного сустава: причины развития, диагностика и профилактика | Витамины группы в | Сахарный диабет 2 типа | Псориаз лечение | Арбидол | Деменция | Крапивница у детей

Rambler's Top100 Яндекс цитирования